Вкус запретного плода

девочка чистит овощиЗапретный плод – нечто заманчивое, влекущее, искушающее, но табуированное и недостижимое. Обычно под запретным плодом люди подразумевают, прежде всего, негативные вещи или поступки, осуждаемые с точки зрения морали и закона: беспорядочный подростковый секс, наркотики, злоупотребление алкоголем. Может ли запретный плод не только манить фантомной медовой сладостью, оборачивающейся горьким послевкусьем, но и быть целебным и полезным?

Запретным плодом в первоначальной библейской трактовке был плод Древа познания добра и зла, и поэтому стоит задуматься, что далеко не всё, что изначально лежит у людей под запретом, для них обязательно должно быть вредным, невозможным и опасным. Более того, используя вечную тягу человечества к стремлению нарушать запрет, можно применять её как один из успешных методов в воспитании и обучении детей, добиваясь благодаря этому существенных успехов. Нередко считается, что акцентирование на запрет в обращении с ребёнком – это порочная практика. А между тем, это мудрый и хитрый ход, требующий, однако, умелого и дозированного использования.

Счастливая случайность

Знаменитый математик, философ, физик и классик французской литературы Блез Паскаль получал домашнее образование, овладевая науками под руководством своего отца, соответствуя планам которого грамматику юный Блез должен был изучать с восьми лет, древние языки – с двенадцати, а математику – не ранее достижения пятнадцатилетнего возраста. Такой метод обучения заключался в постижении сначала общих правил и понятий, а затем – в детальном изучении отдельных вопросов. Отец Блеза сам был неплохим математиком, открывшим и исследовавшим ранее неизвестную алгебраическую кривую, названную в его честь «улиткой Паскаля», поэтому не удивительно, что в доме постоянно велись разговоры на математические темы. Блез хотел изучать и этот предмет, но отец беспокоился, что точные науки могут отвлечь сына от греческого и латинского языков.

Однажды на вопрос, что такое геометрия, Блез получил не только краткий ответ отца о том, что это способ чертить фигуры и определять между ними пропорции, но и запрет на любые исследования в этой области. Но запрещаемый плод казался сладким, и мальчик занялся индивидуальными уроками геометрии, результатом которых, в частности, стало самостоятельно добытое доказательство теоремы Евклида о сумме углов треугольника.

Осознанная закономерность

Непростой характер дочки стал той благодатной почвой, на которой проклюнулся, расцвёл и заколосился мой талант детского психолога. Сначала я интуитивно не заставляла её делать ничего против собственной воли, нащупывая и дёргая тонкие невидимые ниточки её желаний, подобно опытному кукловоду,  направляя детское поведение в нужное мне русло. А потом поняла, что самый быстрый и надёжный способ заставить малышку выполнить то, что я считаю правильным или полезным в конкретной ситуации – это представить будущее деяние в самых радужных красках, как нечто прекрасное, заманчивое, но недоступное.

С раннего детства творчески одарённая девочка испытывала тягу к красивым словам, оценивая их с точки зрения их звучания, причём критерии её котировок обычной логике не поддавались. Однажды в душу дочке запало слово «помойка», не предназначенное по моему разумению для повседневного пользования ребёнком из приличной семьи.

— Какое красивое слово! – восхищалась малютка.  – Круглое, как мячик, и мягкое, как плюшевый мишка! Похоже на название волшебной страны! Я хочу на помойку!

— Слово действительно классное, – соглашался во мне искушённый воспитатель. – Если ты приберёшь свои игрушки и быстро заснёшь после обеда, вечером я возьму тебя с собой на помойку. Может быть.

И маленькой поклоннице фонетики русского языка приходилось целый день, вплоть до похода на помойку, старательно изображать из себя послушного ребёнка.

А сейчас я, пользуясь проверенным временем методом Тома Сойера, красящего забор под завистливыми взглядами приятелей, ловко драю раковину или чищу кастрюли на глазах у девочки с таким видом, будто замечательнее этого занятия в мире ничего быть не может.

— Смотри, как переливаются на свету пузырьки от моющего средства! А сколько пены! Чувствуешь, как пахнет хвоей, как на Новый год! Я обожаю мыть посуду, ведь вода смывает не только грязь с кастрюль и тарелок, но и всю негативную энергию с наших рук. Когда ты вырастёшь, я непременно попрошу тебя помочь мне с наведением порядка на кухне, а пока тебе можно только любоваться на мою работу.

Нужно ли резюмировать, что самым любимым времяпрепровождением моего ребёнка является с некоторых пор генеральная уборка квартиры, которой позволительно заняться только в качестве награды за хорошую учёбу и отличное послушание?

Запрет  — это провокация к действию, особенно в том случае, когда он касается не всех людей подряд, а дифференцирует их по возрасту, половой принадлежности или поведению. А плоды, лежащие под запретом, кажутся самыми сладкими, особенно если кто-то другой уже уписывает их за обе щёки прямо на твоих глазах. Тонкий и диетический процесс воспитания порой стоит приправлять небольшой порцией запретных плодов, как особой специей, придающей любому нудному или опостылевшему занятию непередаваемый божественный вкус восторга и наслаждения, от которого так кружится голова.

Эти статьи будут вам интересны :

Опубликовано 15 Фев 2011 в 1:57 пп. Рубрика: Детская.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Один отзыв на «Вкус запретного плода»

  1. Юлия пишет:

    Хах, сама иногда разозлюсь на дочку, когда та что-то делает спустя рукава, и говорю: «всё! не хочешь делать как положено, вообще не делай. я запрещаю тебе прекрасное портить своим отношением». И реально не даю браться за музыкальный инструмент или за уроки.. Так она сама, тихой сапой, норовит заняться запрещённым, да с невиданным до селе усердием. Я, правда, неосознанно это делать стала, но результат запретного плода тоже заметила.

    [Ответить]

 

Ваш отзыв

 

Start Up