В след ушедшему

грустная женщина Он уходил не спеша, всем своим видом и поведением заранее и молчаливо предупреждая о грядущем своём уходе. Изменился его взгляд, направленный глубоко внутрь себя, прежде бывший откровенным и даже вызывающим, растаяла его весёлая пиратская бравада и потускнел фирменный апломб. Прекратились бравурные ночные серенады с кантатами.

Я чувствовала нетерпеливое ледяное дыхание той, что была готова разлучить меня с ним, угадывала приближение её неслышных неумолимых шагов, различала в обманчивых ночных сумерках её вечный белый покров. Я не настраивалась на жестокую борьбу, способную довести до изнеможения всех участников судьбоносного действа – Любовь априори была готова проиграть Смерти лишь при одном важном условии: чтобы его уход был максимально лёгким и безболезненным.

* * *

Имя, данное ему моим мужем, не прижилось в доме. Я называла его просто – Кот. Или даже так: Мой Сладкий Кот. Или совсем коротко: Сладкий. По злой усмешке судьбы у кота оказался сахарный диабет, и моё ласковое прозвище, данное ему, стало звучать двусмысленно и даже горько. Я отчаянно старалась забыть прежнее котовье имя, но всё равно нечаянно забывалась и нежно гладила потускневшую шкурку, ласково приговаривая: ты мой самый сладкий, самый лучший…

* * *

Он никогда не умел – или не хотел! – самостоятельно открывать двери, не уставая терпеливо ждать, чтобы кто-то поработал для него швейцаром. Глупый ты котка, смеялась я, во всю ширь распахивая перед его самоуверенной усатой брылястой мордой створки кухонных дверей. А он важно шествовал мимо меня, как бравый лондонский гвардеец Её Величества Королевы, пытаясь чеканить шаг и надменно и уверенно держать пышный хвост пистолетом. И смотрел потом на меня снисходительным и покровительственным взглядом сюзерена, оказавшего своему вассалу несказанную милость.

* * *

Он обожал валяться на широком кухонном подоконнике, исподволь наблюдая за полётом стрижей. Порой он вальяжно махал на них лапой, уставая от их бесконечной суеты и криков. Наверное, он никогда не считал худосочных городских пернатых добычей, достойной его охотничьего внимания.  Я помню, как он однажды легко завалил в погребе усадебного дома огромную крысу размером почти вдвое больше его, и с тех пор глубоко зауважала его рыцарско-бойцовские качества.

А оконную сетку, которую народ почему-то упорно не перестаёт величать москитной при полном отсутствии этих двукрылых в нашем климате, мы называли котовьей сеткой.

* * *

В каком-то американском фильме главный герой, немолодой человек с изрядным опытом семейной жизни, на вопрос о том, что означает для него любовь, признаётся весьма ненапыщенно и даже как-то прозаично: это отсутствие страха. Страха показаться смешным, глупым, бедным или больным.

Я пока ещё довольно наивно верю в свою любовь как в высокий полёт и как в неразгаданную загадку в непрочитанной книге с неразрезанными страницами, но тоже очень ценю всю прелесть и глубину этого по-домашнему уютного чувства – отсутствия боязни показаться неуклюжей или навязчивой, не по форме одетой и расплакавшейся из-за пустяка, излишне сентиментальной или ворчливой без причины.

Это как раз то, чему постоянно учил меня кот – искренне и даже бездумно выражать свои подлинные чувства, чуть приспуская грозящую намертво прирасти к моему лицу маску безупречной и идеальной жены, матери и подруги.

* * *

Светлого пути тебе по радуге.

Эти статьи будут вам интересны :

Опубликовано 12 Июл 2012 в 3:08 пп. Рубрика: Семья.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Отзывы пока закрыты, но вы можете оставить трекбек со своего сайта.

Комментарии закрыты.

 

Start Up