Счастье быть взрослой

Сальвадор Дали женский портретВчерашняя библиотекарша мне настойчиво подсовывала к прочтению книгу, а я уверенно отодвигала её прочь. Эта книга модная, популярная и востребованная, как раз одна из тех, которые необходимо прочесть, чтобы считаться просвещённым человеком – громким набатом звучало в её взгляде. Я давно уже могу позволить себе роскошь жить без оглядки на чужие стандарты, в том числе и культурные – моя улыбка сочилась гремучей смесью холодной благодарности и вежливой самоуверенности.

Рядом со мной девчушка-младшеклассница сверяла отобранные фолианты с рекомендованным школой списком книг. От души посочувствовав бедной крошке, я задумалась, насколько всё же бесправно, нормировано и втиснуто в жестокие рамки принудительности ребячье существование, несмотря на всеобщее квазиоптимистическое утверждение о детстве как самом счастливом времени жизни.

Вот я, к примеру, вполне взрослый человек. У меня куча обязанностей как у гражданина, журналиста, жены и матери благородного семейства: я плачу налоги, пишу статьи и обзоры, проверяю уроки, стираю бельё, кулинарничаю и выполняю прочие супружеские долги. Но я сама и сугубо добровольно определяю для себя, с кем мне жить или вести монашеский образ бытия, какое дело выбрать основным в своей судьбе или вообще проводить свои дни в праздном отдохновении, наняв домработницу и няньку.

Я сама составляю меню на обед, выбираю книги для чтения, фильмы для просмотра, мокасины для прогулок, автомобиль для поездок. Да, я порой пишу материалы на темы, совершенно не близкие мне, и высказываю в них позицию, абсолютно противоположную моим истинным убеждениям.

Говорят, настоящая профессионалка не должна получать удовлетворения от ласк клиента – я, скорее всего, профессионалка не настоящая, поскольку я получаю истинное эстетическое наслаждение, временами переходящее в творческий экстаз, сочиняя тексты под разных заказчиков.

Мне нравится примерять на множество самых разных масок и одеяний, от мантии и парика судьи, пиджачной депутатской пары с белоснежной сорочкой и шёлковым галстуком, слишком туго затягивающим шейку, до заляпанного красками и потёртого на локтях бархатного балахона художника-передвижника, щедро и бескорыстно несущего искусство в гущу народных масс.

Мне нравится в своих продажных текстах играть на публику, бравировать, лукавить или смиренно сожалеть, покаянно охая и подпирая кулачком острый подбородок. Публикации под чужим именем дарят бесконечную свободу, сопоставимую разве что с чувством высокого полёта или иллюзией расширения сознания. Отключается внутренний редактор, нивелируется прежний социальный опыт, тают былые нравственные установки – и ты едва успеваешь лихорадочно записывать налетевшие и толпящиеся тезисы и метафоры.

У меня, как у взрослого человека, полно прав и возможностей вести счастливую самодостаточную жизнь. Нарушить мои планы может лишь приступ мигрени, вполне допустимый для экзальтированной дамочки бальзаковского возраста, да и, пожалуй, холодный затяжной дождь, перечёркивающий надежды на весёлый воскресный пикник с друзьями.

Я могу завтракать шампанским, спать днём, работать ночью (или не работать вовсе – кто мне судья?), планировать свою жизнь лишь с оглядкой на собственные предпочтения и интересы близких и любимых людей.

А ребёнок? Это же квинтэссенция бесправия и постоянный объект приложения взрослого самодурства. Хорошо, если малышу попадётся лояльная мамочка вроде меня, не заставляющая есть суп с хлебом, пить молоко, ходить строем, делать зарядку, мыть руки, носить тапки, ложиться спать по расписанию, просыпаться по будильнику, уважать всех старших без разбору, читать художественные произведения в соответствии со списком школьной программы, получать только хорошие оценки и верить в невыносимо светлое будущее всей страны.

В моём доме ребёнку можно иметь собственное мнение, учиться на своих ошибках, дружить с кем хочется, заниматься чем велит душа, а не что рекомендовано расписанием уроков, мечтать о «выйти замуж за богатого бизнесмена», а не об «обязательно закончить институт и стать полезным членом общества».

К сожалению, детская жизнь не ограничивается домом. Детство – это ещё и школа. Безусловно, школьная действительность окрашена не только в один монотонно-скучный цвет зубрёжки и двойных стандартов. Школа – это и верные подружки, и весёлая беготня и сутолока на переменках, и первые влюблённости, и горячие пирожки из школьного буфета. Но это всё идёт в комплекте вместе с обязательным изучением школьной программы, от которой у меня ноют здоровые зубы и кипит возмущённый разум.

Само по себе учение – вещь необычайно увлекательная, но только в том случае, если оно не связано с наличествующими школьными учебниками – кондовыми, холщовыми, исконными атрибутами советского менталитета, чуть облагороженного российской и западной псевдопередовой педагогической мыслью.

Мы не рабы, рабы не мы – писал сын полка мальчик Ваня Солнцев в сороковые годы прошлого века. Практически те же фразы  переписывает в тетрадку сейчас мой художественно одарённый и одновременно бесправный ребёнок, выполняя указания учебника. Тупо копирует протокольные тексты, изредка вставляя в слова пропущенные буквы.

А задачи по математике, сочинённые в год изобретения телефона? Дочка принесла учебник, недоумённо и чуть обиженно показав мне задание, требующее посчитать стоимость международных телефонных переговоров директора предприятия, ведущего беседы с Францией, Испанией и прочими заграницами. Помня, что у ребёнка в анамнезе имелись некоторые сложности с именованными числами, я настроилась на серьёзный математический лад и была немало рассмешена вопросом, почему директор не может бесплатно болтать с деловыми партнёрами по скайпу.

Потому что это твоя родина, сынок – подумала я и искренне посоветовала дочке набраться терпения. Расти скорее, сказала я совершенно непедагогично. В старших классах ты научишься манкировать нелюбимыми предметами и сконцентрируешь усилия на вещах желанных, будь то анималистика или биология.

А потом ты наконец-то окончишь школу, станешь взрослой и почувствуешь себя нормальным свободным человеком, способным заниматься любимым делом. Лишь выбросив старые выношенные детские сандалии, ты сможешь надеть нарядные модельные туфли совершеннолетней дамы и учиться, наконец, главному, тому, что никогда не преподает школа: получать удовольствие от жизни.

Детская вечная зависимость и подчинённость сменится взрослой ответственностью за свои слова и дела, за выбор специальности, друзей и спутника жизни. Прислушивайся к своим желаниям, анализируй свои поступки, воплощай взрывы свого креатива – иными словами, взрослей.

И становись счастливой – не по-детски, а по-настоящему!

Эти статьи будут вам интересны :

Опубликовано 01 Мар 2012 в 1:31 пп. Рубрика: Я в мире.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Отзывов: 13 на «Счастье быть взрослой»

  1. Elena пишет:

    Да, время расставит все на свои места, но и усилия прилагать также надо.
    Статью прочла с удовольствием.

    [Ответить]

  2. Кристина пишет:

    А считаю не все так просто со свободой и взрослого человека. Она относительна и ограничивается хотя бы рамками тех же самых обязанностей. Мы также должны подчиняться законам и правилам социальной жизни. А не подчиняться законам, будем подчиняться правилам тюремной жизни. Да даже приготовить простой обед мы не можем только с учетом собственных интересов — нам надо учитывать вкусы всех членов семьи.

    [Ответить]

  3. Елена Белова пишет:

    Безусловно, об абсолютной свободе даже речи быть не может. Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя — учил нас дедушка Ленин. Речь всего лишь о том, что «взрослая» свобода значительно свободнее свободы «детской». :)
    Спасибо!

    [Ответить]

  4. Логинова Катя пишет:

    Вот и вы, Лена, задели школьную тему :) Взрослей скорее… Эх, если бы был в том смысл. Пусть детство будет ярким и счастливым, пусть оно длится дольше. Школа, увы, не для этого создана, несмотря на то, что является детским учреждением.
    Еще одна несвобода и бесправие детей, по моему мнению, — это раннее развитие. Та же школа, только вид сбоку.

    [Ответить]

  5. Елена Белова пишет:

    Катя, да я не то что задела нынче школьную тему — у меня один из самых ярких и часть используемых тегов «школа, боль моя». :)
    Бесправие ребёнка в школе заставляет прижать его к материнской груди и рыдать практически в голос. Раннее вставание ни свет ни заря, дурацкие уроки, идиотские домашние задания, уродские тексты для переписывания. Учим, переписываем, встаём — а куда деваться? И где-то в глубине души шевелится необъяснимое чувство вины, что я могу улечься спать днём, заниматься любимыми делами ( я с огромным наслаждением делаю свою работу) и вообще чувствовать себя не то что не чужой на этом празднике жизни — королевой на её балу! :)
    Не, детство — это сон. В том числе и сон разума :)
    А жизнь, настоящая и прекрасная, начинается во взрослом возрасте. Например, в сорок лет. :)
    Про раннее развитие ничего ответить не могу — ни плохого, ни хорошего, поскольку своего опыта раннего развития ребёнка нет. Ранние болезни — сколько угодно, поэтому делалась ставка преимущественно на здоровье, а не на обучение. :)

    [Ответить]

  6. Логинова Катя пишет:

    Кстати, насчет ранних вставаний… Я стонала от этого в детстве, сын теперь проходит через то же. А ведь наука уже определила, что наибольшая работоспособность мозга не с самого утра, а где-то часов с 11. Для чего, спрашивается, трудится наука?

    [Ответить]

  7. Ирина пишет:

    Елена, а если нам, взрослым, стать немного смелее, и дать свободу ребенку?! Конечно не абсолютную, но… например, перевести детку на домашние образование, и пусть занимается тем, что ему интересно?

    [Ответить]

  8. Елена Белова пишет:

    Соблазн перевода на домашнее образование меня манил весь прошлый учебный год (третий класс). Но решили остаться в школе. Не хочется лишать ребёнка радости школьной дружбы и школьной любви :)
    Всё-таки школьная несвобода в нашем случае весьма компенсируется домашним разгулом, разбродом и шатанием :)

    [Ответить]

  9. Парижанка пишет:

    Кто-то сказал, что невозможно дать свободу тому, у кого нет внутренних ограничений.
    Можно вырасти самостоятельно мыслящим человеком, независимым в суждениях итд, но интегрироваться в общество все равно придется, а с этого момента начинаются правила поведения в толпе. Поэтому важно иметь сильный внутренний стержень, чтобы внешние коды не стерли личность и не превратили ее в очередного члена потребления.
    Что касается учебников и сегодняшнего образования, практически не имею о нем представления, но, тем не менее, как мне кажется, в советские времена система образования была великолепной.

    [Ответить]

  10. Мария (учимся играя) пишет:

    Лена, вот и я когда думаю о школе или домашнем образовании, склоняюсь к школе, но только из-за социализации, а не из-за образования.
    Кстати. всегда родители говорили или знакомые их, что мечтают вернуться в школу и стать снова маленькими. Я всегда с содроганием думала об этом. Вот ни за чтобы не вернулась в школу! В институт -да, а в школу нет :)

    [Ответить]

  11. katerina пишет:

    Не всегда счастье быть взрослой, иногда хочется обратно, в беззаботное детство. Счастье-это миг.

    [Ответить]

  12. Юльчатка пишет:

    Школьные рамки в литературе иногда оказываются полезными, вот только напрочь отбивают желание читать. Я, например, читаю книги по программе (той, что мне не хотелось проходить) с дочкой. И ребёнку заодно можно объяснить непонятное.

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Я тоже сейчас перечитываю с ребёнком книжки из школьной программы и уже смотрю на них другими глазами: доросла, наверное :)
    Но не все произведения всё равно нравятся. От некоторых прямо почесуха.

    [Ответить]

 

Ваш отзыв

 

Start Up