Обувная мозаика

Обувь – категория особая, сакрализованная, ставшая полноправным действующим лицом второго плана всемирно известных и любимых многими поколениями произведений литературы и киноискусства, от «Золушки» до «Секса в большом городе». Это фетиш и объект вожделения нашего мира, индикатор жизнеощущения и расположения духа современного человека вне зависимости от его возраста, пола и страны обитания. Говоря о туфлях, обувной модельер Кеннет Коул утверждал, что они больше, чем любой другой аксессуар или предмет туалета, способны оповестить мир о настроении их владельца.

Каждый член нашей семьи по-особенному выстраивает собственные отношения с обувью.

Моя дочка мечтает о туфлях на «настоящих», больших каблуках как символе взрослости и признания  её в качестве независимой, самостоятельной личности.

— Мам, а с какого класса девочкам можно носить туфли на высоких каблуках? – торопит малышка ленивое сонное время.

— Точно не знаю, с какого именно. Сейчас ещё рано однозначно, а вот года через четыре уже имеет смысл рискнуть – попробовать создать иллюзию и высокого роста, и высокого положения.

Меня терзают противоположные проблемы. Моя незадача не в том, что у меня нет нужной мне пары, а в том, что мне некуда выгуливать свою роскошную обувную коллекцию. Это один из минусов работы свободного художника, надомного творца, рождающего шедевры в тиши кабинета. Моя привычная домашняя и одновременно рабочая форма обуви – уютные шлёпанцы. Или их полное отсутствие.

Конечно, я изредка хожу в присутственные места: в редакцию, на пресс-конференции и презентации, устраиваемые для журналистов, встречаюсь с важными интервьюируемыми особами. Но число таких походов и визитов значительно меньше количества обувных раритетов в моём запаснике, и часть его экспонатов зачастую остаются так и не явленными миру во всей своей красе.

Наиболее востребована лишь частичка моего обувного собрания – его сегмент повседневной и спортивной обуви, в которой я бегаю на рынок за продуктами, в школу за ребёнком, езжу в усадьбу или на загородные пикнички с друзьями. А мои божественные нежно-сиреневые шелковые туфли, сплошь расшитые бисером, и ослепительно-белые ботильоны со стразами и почти настоящими бриллиантами, и угольно-чёрные замшевые ботфорты на шпильке, и другие их братья по заточению страдают и изнемогают в коробках, убранных на верхние полки гардеробной комнаты.

Мой муж относится к обуви настороженно-уважительно, не разделяя моей ажиотажной тяги к коллекционированию, но и не игнорируя актуальные тенденции в мире обувной моды.

Когда-то давно, ещё в прошлом тысячелетии, в бытность наших с мужем добрачных отношений, я купила ему ботинки. А дело было так: в обувном магазине шёл учет. И его заведующая указала мне, начинающему финансисту и бухгалтеру, на пару прекрасных мужских башмаков. Песочно-рыжий нубук, по цвету напоминающий патину забвения на старинных медных канделябрах и подсвечниках. Неснашиваемая подошва. Роскошные шнурки. И стильная металлическая нашлёпка в форме головы грифа с вытесненным на ней узором из латинских букв – названием фирмы-производителя.

— Очень хорошие ботинки, осталась последняя пара сорок второго размера. Твой Григорий какой размер носит? – спросила заведующая.

Григорий носил сорок третий размер, временами переходящий в сорок четвёртый. Но эта обувная пара была так элегантно-изысканна, так благородно-аристократична и в то же время так приземленно-практична, что я немедленно схватила коробку со свежеприобретёнными баретками и приволокла к Грише домой.

— Меряй! – с порога скомандовала я.

Мой будущий муж взял в руку один ботинок и повернул его подошвой вверх, собираясь  разглядеть размер на его подошве.

— Меряй быстрее! Я надеюсь, они тебе не будут жать? Мне так они понравились, что я ни за что не откажусь от их покупки. В крайнем случае – заведу другого мужчину под размер этих башмаков.

— Да не малы они мне! В самый раз! – успокоил меня претендент на пару неземной обуви и моей скромной руки.

— Здорово! – искренне порадовалась я.

Через полтора месяца мы расписались. А ещё через восемь лет, одним прекрасным прозрачным июньским вечером, когда мы пили тёмное пиво на веранде загородного дома, мой муж вдруг признался:

— Ты помнишь рыжие ботинки из нубука с головами грифов, которые ты заставила меня купить ещё до свадьбы? Я только что их наконец-то разносил, и они мне больше не жмут.

 

Эти статьи будут вам интересны :

Опубликовано 19 Июн 2011 в 2:44 пп. Рубрика: Я в мире.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Отзывов: 4 на «Обувная мозаика»

  1. Мария (учимся играя) пишет:

    Мужу троектратное ура!!! Мне кажется, что такие мужчины — большая редкость!

    [Ответить]

  2. Елена Белова пишет:

    Обязательно передам! А ещё вдруг вспомнилась Гертруда, которая, как свидетельствует мировая литература, даже не успела износить пары башмаков, в которых шла за гробом мужа, и повторно выскочила замуж. А мой муж восемь долгих лет разнашивал одну-единственную пару, чтобы заполучить мою руку, сердце и всю обувную коллекцию! :)

    [Ответить]

  3. Юлия пишет:

    Елена, какими же болтливыми становятся мужчины под воздействием пива))) Это же надо — столько упорства, столько выдержки, столько смирения! Ради любимой Женщины.
    Спасибо вам за теплый рассказ!

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Юлия, а может, не ради любимой женщины, а ради роскошных ботинок? :)
    И вам спасибо, заходите в гости!

    [Ответить]

 

Ваш отзыв

 

Start Up