Неполиткорректное

женщина за письменным столомНаверное, называться негром, хоть и литературным, будет не совсем корректно в свете современных глобальных социально-политических и прочих антирасистских тенденций. Но объявить себя литературным афроамериканцем было бы ещё смешнее и нелепее. Так что можно я одну из своих должностей обозначу этим добрым старым и привычным наименованием?

В то же время мне бы не хотелось проводить параллель между этим прекрасным креативным времяпрепровождением и банальным неподъёмным интеллектуальным рабством, поскольку я по условиям договора с заказчиками обычно не обременена жесточайшей и запредельной нормой выработки. Я удивительно свободна в своём творчестве, имея право на самостоятельную разработку всей концепции и художественных особенностей будущих шедевров на основе полученных сверху указаний о теме и объёме заказного материала.

Мне очень нравится писать от имени разных людей, в этом есть что-то безумно запретное, тайное и одновременно манящее и притягательное, напоминающее театр, лицедейство, карнавал, античные комедии, трагедии Шекспира эпохи позднего английского Возрождения и мелькание современных клипов на огромных рекламных щитах в центре большого города.

Возможность творить от чужого имени близка к шансу увидеть мир иными глазами, примерить к себе скипетр, портфель или микрофон – те атрибуты власти и могущества, к которым я и близко не прикоснулась бы в своей реальной жизни. Или эпатажно продефилировать на глазах у всех в таких платье и туфлях, с такой причёской и макияжем, которые я видела всего пару раз в своей жизни, да и то случайно, подсмотрев  под дверью за жёнами дипломатов неприсоединившихся стран.

Чтобы быть настоящим квалифицированным литературным негром, а не самозванцем с плантации сахарной свёклы, нужно владеть особыми профессиональными секретами.

Тексты от имени мужчин, весьма отличающиеся от своих собратьев, создаваемых барышнями и дамами, следует создавать по образу и подобию динамичных агиток с короткими рублеными фразами и густо усыпать глаголами. Сочиняя подобное произведение, можно в качестве примера держать в голове или в окошке монитора перед глазами бессметный классический монолог Фамусова. Или речь Тараса Бульбы о товариществе. В крайнем случае – вспоминать выступление вождя мирового пролетариата Ленина на броневике из любого советского художественного фильма про революцию.

Статьи от женского имени нужно щедро умащивать качественными прилагательными в превосходных степенях и наречиями образа действия, а также всевозможными причастными и деепричастными оборотами. Рожая в муках подобный текст, можно держать за образец хотя бы письмо Татьяны к Онегину. Или слова песен из репертуара Аллы Пугачевой.

Иногда мне интересно полностью придумать образ того героя или героини, от имени которого я ваяю нетленку. Я решаю, какого роста будет мой мысленный визави, носит ли он строгий офисный костюм или предпочитает джинсы с толстовкой, сигареты какой марки он курит или, напротив, ратует за здоровый образ жизни и раздельное питание. Если я сочиняю за даму, я пытаюсь угадать, вино какой страны она предпочитает, блондинка она или брюнетка, плюшка или худышка, модница или синий чулок.

Работая над образом, я вспоминаю о виденных недавно колоритных личностях в очереди в супермаркете или в автобусе и примеряю этих реальных людей к создаваемым мной фантомам, вот-вот готовым заговорить моими словами.

Сегодняшняя барышня в чёрной широкополой шляпе, покупавшая в аптеке дорогой крем, как нельзя лучше подойдёт в качестве виртуальной модели для блиц-опроса, составляемого мной для женского журнала на тему самых необыкновенных и запоминающихся подарков. Мне кажется, что если я буду сочинять от её имени, рассказ о подарках получится не просто интересным, но и чуточку эпатажным, экзальтированным и даже горчащим маленькой сумасшедшинкой.

А вчерашний дядечка, ехавший со мной в лифте до восьмого этажа, пусть будет олицетворением начальника строительного холдинга, за которого я напишу поздравление всем его коллегам и подчинённым по случаю юбилея предприятия. Очки в дорогой оправе, обязательное обручальное кольцо на безымянном пальце и коричневые ботинки к тёмно-серому костюму – значит, упор на семейные ценности, стабильный достаток и полное противостояние гламуру.

Признаться по секрету, мой первый опыт возделывания литературных полей чужого землевладельца был не совсем удачен. Несколько лет назад, проходя испытательный срок в новом глянцевом журнале, я подготовила материал, имитирующий короткие интервью с самыми разными людьми на тему взаимоотношений их детей с телевизором, которые венчало ёмкое редакторское резюме. Мои роскошные результаты воображаемого блиц-опроса не удовлетворили взыскательное начальство, будучи написанными в абсолютно похожей манере и практически одинаковым языком.

И меня не взяли в штат – это был досадный минус. Но я ловко скомпоновала свои наработки в элегантную статью и отослала её в женский интернет-журнал, получив достойный гонорар и предложение сотрудничать – это был несомненный и жирный плюс.

Сейчас я стараюсь научиться писать так, чтобы не проявлялась моя блестящая авторская индивидуальность, мой годами выработанный стиль, моя очевидная тяга к неоднозначным  и многослойным словам и высказываниям, к размытости граней между грустным и смешным.

Прежде, подсовывая близким свои свежеиспечённые тексты, я наслаждалась похвалой, отмечающей узнаваемую руку конкретного мастера. А сейчас я хочу, чтобы на первый план выходило просто скромное, безымянное, но не потерявшее своё сияние в результате вынужденной анонимности мастерство художника слова, способного убедительно,  правдиво и недёшево писать и за бабку, и за дедку, и за внучку, и даже – за Жучку с мышкой.

Эти статьи будут вам интересны :

Опубликовано 15 Ноя 2011 в 1:28 пп. Рубрика: Фриланс по-женски.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Отзывов: 7 на «Неполиткорректное»

  1. Мария Шкурина (Мамины сказки) пишет:

    Лена, я почему-то сразу подумала о своей дочке. То она кошка, то кенгуру, а позавчера была индюком. Брат мужа сказал, что в преддверие рождества лучше поскорее выходить из образа индюка.
    А разве коричневые ботинки идут к серому костюму? Или я уже совсем от моды отстала?

    [Ответить]

  2. Елена Белова пишет:

    Индюк — образ сакрализованный в детской литературе. Чего стоит только Индюк Брундуляк! :)
    А ботинки и не идут! Недаром я поставила диагноз дядечке: полное противостояние гламуру!

    [Ответить]

  3. Мария Шкурина (Мамины сказки) пишет:

    Полное противостояние гламуру — мой муж, владелец ресторана в джинсах и майке. :-)

    [Ответить]

  4. Елена Белова пишет:

    И мой: в драных джинсах и швейцарских туфлях! :)

    [Ответить]

  5. Гюлахмед пишет:

    Редко встретишь на сайтах, сплошь и рядом посвященных заработку в интернете, кухне и стройматериалам художественное слово. У вас нашел, прочитал на одном дыхании. Спасибо за доставленное удовольствие.

    [Ответить]

  6. Елена Белова пишет:

    Спасибо Вам! И добро пожаловать на страницы моего скромного писательского ресурса :)

    [Ответить]

  7. Андрей пишет:

    В свое время почитал Станиславского…
    Запомнил Два словосочетания — «Войти в образ» и «Не верю»…
    Так и получается, пока Сам не поверил, что вошел в образ, не стоит и пробовать писать…
    А когда вошел, пишется легко…
    Но есть нюанс, иногда из образа выйти тяжело…

    Писательство не только лишь талант,
    Помноженный на тысячный аккаунт
    И божий дар, оно еще и ремесло,
    И если получилось все сложить,
    Вам очень повезло… Дарите радость нам,
    А мы под Новый Год за Вас поднимем двести грамм…

    [Ответить]

 

Ваш отзыв

 

Start Up