Не побоюсь этого слова

женский фетишизмНахлынувшее весеннее обострение обнажило ранее ничем не выдающуюся и до поры потайную черту моего сознания. Или характера. Я с недюжинным изумлением и откровенным ужасом диагностировала у себя наличие махрового, хронического, закостенелого фетишизма. А дело было так.

У меня сломался домашний компьютер. Мой старенький, любимый и верный агрегат, с которым мы нежно дружили несколько последних прекрасных лет. Его одноядерные и малокилобитные недра берегли все самые дорогие сердцу сокровища: мои завершённые труды, достойные самых высоких наград и признаний, сырые наброски грядущих шедевров, письма – романтические, деловые и весёлые. Все пароли к аккаунтам и почтовым ящикам, номера электронных кошельков, закладки и ссылки на жизненно важные ресурсы.

— Разве так можно – держать всю информацию в одном месте и не делать её резервные копии? – растерянно недоумевал мой строгий редактор.

— В соответствии с нормативными актами все сведения, хранимые на электронных носителях, должны обязательно иметь бумажные дубликаты! – поучала меня бывшая однокурсница, служащая начальником в областном архиве…

Я молча тосковала по безвременно ушедшему товарищу и заваривала пятую за утро чашку молочного оолонга «Огненный цветок». Да-да, именно так, через два «о» в начале слова. Красивое название, напоминающее звон далёкого колокольчика и обозначающее довольно редкий сорт зелёного чая. Я пью его, когда мне грустно, когда мне не пишется или когда я чувствую себя одинокой – в общем-то, не слишком часто, чтобы приелся и стал обыденным его странноватый нежный сливочный вкус. А когда у меня бодрый рабочий настрой, я пью чёрный юннаньский чай пуэр с черносливом или самый обычный английский зелёный чай с жасмином.

Чай должен быть непременно налит в высокую фарфоровую чашку тонкого фарфора – нежные голубые, розовые и сиреневые цветы и зелёные листья по ярко-желто-оранжевому полю с алыми вкраплениями. Мой муж называет эту посудину венцом импрессионизма и посмеивается над моими трепетными чувствами в её адрес…

Я грустила не по утраченным паролям, ссылкам или статьям. Ссылки я сумею со временем отыскать – русскоязычный Интернет, как выяснилась эмпирическим путём, это всего лишь большая деревня с потугами казаться галактикой. Статьи я напишу новые, а, может, и лучшие. Пароли тоже удастся восстановить без особых проблем. Открою секрет: я очень консервативна в выборе своих паролей и прочих кодов доступа. В качестве оных я обычно выбираю наиболее приглянувшийся мне психоделический термин. Например, трансгрессивный делирий. Или делирий тонатомеметический. Я всегда надеюсь, что злоумышленники не испытывают подобного почтения к любимым мною словам и не догадаются использовать в роли ключей к моим электронным богатствам названия консистем этого самого делирия.

Я скорбела не только по тому миру, который на короткий срок стал для меня недоступен, но и по проводнику в этот мир – моему железно-оптико-волоконному другу. Для ощущения счастья и равновесия в жизни мне необходимо работать лишь за одним-единственным компьютером – за моим. Чтобы он неравномерно и натужно гудел, захлёбываясь воздухом и побрякивая железным корпусом. Чтобы я сидела перед ним, подобрав и скрестив по-турецки ноги, в стареньком продавленном кресле, повторяющим все изгибы моего тела. Чтобы справа от меня стояла моя разноцветная фарфоровая чашка с остывшим чаем пуэр. Чтобы кот вальяжно валялся под дверью, охраняя моё блаженное одиночество…

Как водится, семья сплотила ряды перед лицом обрушившегося несчастья. Расстроенная мама деликатно намекнула на материальную помощь в случае отсутствия у нас свободных средств на обновление компьютерного парка. Запасливая сестра прямолинейно предложила одолжить посильную сумму. Добросердечный ребёнок пересчитал наличность в опустошённой копилке и щедро поделился итогом: двести пятьдесят четыре рубля с мелочью.

Благородный муж великодушно предложил мне любой вариант на выбор, от передачи в моё безвременное и безвозмездное пользование своего навороченного четырёхъядерного ноутбука до покупки нового компьютера, учитывающего все мои требования и пожелания. И даже свозил в специализированный магазин.

В магазине было сказочно красиво. Новые агрегаты алчно щерились клавиатурами, а продавцы широко поводили руками, расписывая в красках прелести возможной покупки. Домой мы вернулись расстроенные и неотоваренные. Мне не нужен был новый породистый лощёный жеребец – мне требовалась реанимация моего верного костлявого столетнего благородного Россинанта.

Терпеливый муж нашёл мастера, способного осуществить чудо сборки уцелевших деталей умершего агрегата с деталями новыми. Это оказалось непростой задачей, поскольку большая часть пришедших в негодность деталей мировой промышленностью уже не выпускалась. Специалист недоумённо ковырялся в потрохах моего раскуроченного друга и украдкой всматривался в наши лица, надеясь отыскать на них печать либо недоедания, либо сумасшествия, что могло бы сойти за вполне обоснованную причину реставрации некондиционного фамильного металлолома.

Но зато – о чудо! – остался в живых мой жёсткий диск, мой чудесный, самый жёсткий диск в целом мягком, компромиссном, изменчивом, обманчивом мире!  И теперь я снова могу работать, забравшись с ногами в крутящееся кресло и прислушиваясь к сладостному ворчанию обновлённого системного блока. Он шумит иначе, в другой тональности, и больше не плюётся воздухом и не гремит железом. Справа от меня стоит моя любимая радужно-цветастая чашка с остывшим чёрный пуэром. И все пережитые катаклизмы кажутся мне смешными и надуманными. Вот только я не могу успокоиться, пытаясь вспомнить, что же мне напомнил странный взгляд недавнего специалиста компьютерных дел.

Да, это случилось прошлым летом, в обувной мастерской, куда я принесла в ремонт свои когда-то роскошные любимые швейцарские туфли. Сапожник так же обескураженно вертел головой то в мою сторону, то в сторону заслуженных ветеранов обуви, и так же не решался вслух диагностировать мою то ли плюшкинскую скаредность, то ли гамлетовское безумие.

— Я не могу просто взять и выбросить эти туфли, — призналась я испуганному мастеру.  – Они стали важной частью моей жизни.

Эти статьи будут вам интересны :

Опубликовано 12 Мар 2012 в 2:58 пп. Рубрика: Я в мире.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Отзывов: 19 на «Не побоюсь этого слова»

  1. Лотта пишет:

    У меня та же история с любимыми босоножками. Я в них выгляжу как древнегреческая богиня. Правда, теперь это бросается в глаза только мне, поскольку вряд ли в Античности были богини, сверкавшие заношенными до дыр подошвами. К великому моему горю латанию это уже не поддается :(

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    @Лотта, как я понимаю! Особенно в плане обуви, которую не починить и подобную которой уже не купить. Обувь — это святое. Для меня — тоже. :)

    [Ответить]

  2. Cветлана Бобровская пишет:

    Я частенько тоскую по временам, когда старые любимые вещи можно было ремонтировать, а не выбрасывать. Выпускались товары длительного пользования, а не только одноразовые. С особой любовью обращаюсь на кухне с двумя кастрюльками, которым больше 30 лет, а моей любимой скалке уже больше пятидесяти. Они живы и здоровы, в отличие от недавно купленных и уже выброшенных на свалку новинок.
    Говорят, скоро уйдут из жизни привычные нам компьютеры, их вытеснят планшетники. Не хочу! Но где найти рааниматора для старо техники? Путь смотрит сурово и насмешливо, но пусть сделает так, чтобы жизнь моего любимого старенького компьютера длилась и длилась.

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    @Cветлана Бобровская, У меня тоже есть в обиходе фамильная скалка, которую маме делали под заказ лет тридцать назад. И ещё деревянная миска, вырезанная вручную из куска дерева — в ней я рублю сечкой капусту на пироги. Она принадлежала ещё моей бабушке Калисе. Такие вещи нигде не купить. И поэтому жутко с ними расстаться.
    И планшетника я тоже не хочу. И электронную книгу вместо бумажной. Наоборот, мечтаю о тяжёлых медных канделябрах, толстых восковых свечах, гусиных перьях, пергаментных листах рукописных рукописей.

    [Ответить]

    Светлана Бобровская Reply:

    @Елена Белова, и о чугунной сковородке для блинов — вспоминаю каждую Масляницу.

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Светлана, и я жалею о чугунных сковородках! А ещё у мамы была чугунная кастрюля типа утятницы, до сих пор подобную купить не могу :)

    [Ответить]

    Cветлана Бобровская Reply:

    О, мы такую подарили соседке, на память о бабушке, когда переезжали на новую квартиру. Она в ней готовила потрясающую утку с яблоками, и приговаривала, что гусь был бы вкуснее. Таких сейчас нет, и не будет.

    [Ответить]

  3. Olga 0207 пишет:

    Ой, как знакомо! У меня тоже любовь к старым вещам лишь усиливается, а не ослабевает со временем. Например, поменять сотовый телефон — это для меня настоящий стресс: ведь пока я привыкну к новому и разберусь в большинстве его функций, промышленность уйдёт далеко-далеко вперёд…

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Оля, спасибо за поддержку! :) Новый телефон — это точно стресс. Не меньший, чем новый компьютер.
    В старых вещах частичка нашей жизни — такой прекрасной, хоть и старой :)

    [Ответить]

  4. Кристина пишет:

    Все знакомо, все понимаю, кроме…трансгрессивный делирий. Или делирий тонатомеметический. Это что за звери такие? )))

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Кристина, трансгрессивный делирий и делирий тонатомеметический — это одно и то. :) Общая характеристика изменённого сознания. Однажды я готовила к печати рукопись по психоделике и с тех пор воспылала к ней странной любовью.

    [Ответить]

  5. Мария (учимся играя) пишет:

    Лена, понимаю на все 100% У меня были примерно теже чувства, когда мне пришлось смириться с фактом смены моего самого любимого дорого для меня телефона. У меня их было много, но этот стал особенным! В нем было все, что мне было нужно (начиная от записной книжки и заканчивая любимой игрой). каждая кнопочка была на своем месте… Я постаралась купить себе такой же, но в магащине на меня посмотрели, как на дикаря и сказали, что эта модель снята с производства, есть идентичный телефон, но в новом корпусе и я поняла, что бесполезно было объяснять, что там все было сделано для меня, что там стояли программы, которые делали его уникальным. только моим, даже клавиатура у него выдвигалась не так, как у других… я конечно купила этот новый телеыон «аналогичный» моему, но так и не привыкла к нему (Рома до сих поор смеется, что у меня телефон дороже компьютора, а я еще и выкабениваюсь).
    А недавно он предложил купить мне новый ноутбук, а старый забрать себе. я вцепилась в него всеми 10 пальцами и сказала, что не отдам ни за что на свете!!!! Он покрутил мне пальчиком у виска, ему меня не понять :)

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Маш, точно: посмотрели как на дикаря. :)
    Мне кажется. мужчины легче расстаются со старыми вещами. Это мы храним письма, ленточки, пряди волос, устаревшие модели, фамильные сковородки. А они шагают в ногу с цивилизацией. :)

    [Ответить]

  6. АРИНА пишет:

    Всем привет!Хочу поделится впечатлениями: у меня тоже появилось новое «чудо-техники»,а я ни как не могу к нему привыкнуть,временами вообще забываю,что это «чудо» у меня в доме есть! )))) Хотя вещь безусловно удобная и оригинальная! Я про планшетник!)))

    [Ответить]

  7. Елена Белова пишет:

    Арина, привыкайте к чуду! И делитесь впечатлениями! :)

    [Ответить]

  8. АРИНА пишет:

    Хорошо,поделюсь впечатлениями!) Правда моё освоение продвигается ,как говорится » в час по чайной ложке»,но буду стараться!))

    [Ответить]

  9. SANDRA пишет:

    да, иногда так тяжело раставатся с вещами, но мы со временем должны это делать :(

    [Ответить]

  10. АРИНА пишет:

    Расставаться с вещами старыми не сложно,особенно с теми которые исчерпали себя в быту ( старая посуда или предметы быта)! А вот есть антиквариат( казалось бы вещь тоже старая) Но вы никогда не захотите расстаться с этой вещью,потому-что она вам очень дорога! Воспоминания детства, о близких родных людях-всё может быть в этой маленькой казалось бы ненужной вещице! И вы обязательно её будите хранить!!

    [Ответить]

  11. Валентина пишет:

    Ура! Оказывается, я не одинока в этом мире любителей/ценителей/собирателей старых вещей. Ведь действительно это дорогие твоему сердцу вещи, связанные с детскими воспоминаниями, семейными традициями, нежной привязанностью. Я по натуре коллекционер и ничего не могу с этим поделать. Плюшкиниада forever!

    [Ответить]

 

Ваш отзыв

 

Start Up