К Дню медицинского работника

мой любимый праздникОбычно я не всегда успеваю разразиться шедеврами по случаю иных знаменательных дат. Международный женский день, День солидарности трудящихся и даже День защиты детей пролетели мимо, не ознаменованные моими комментариями и заметками. Но День медицинского работника – именно тот праздник, который я никак не смогу ранить своим равнодушным молчанием. Пусть и с некоторым опозданием.

В каком-то смысле День медицинского работника – это и мой праздник тоже. Я почти все школьные годы, с пятого по десятый класс, мечтала стать врачом, что, впрочем, ничуть не помешало мне сразу после выпускного бала отнести документы на филфак педагогического института. Как выяснилось, я не так уж и промахнулась с выбором, поскольку программа подготовки кадров в стенах педвуза включала в себя предметы, весьма и весьма близкие моей возлюбленной медицине.

На первом курсе у нас был совершенно неудобоваримый предмет под сурово звучащим названием «Возрастная физиология и гигиена», совершенно не вписывающийся в прекрасный ряд прочих гуманитарных дисциплин и смотрящийся между возвышенным старославянским языком и восхитительной античной литературой как на корове седло.

Легкомысленные и отвязные девицы, не на шутку увлечённые творчеством Карамзина и Богдановича, а также погружённые в глубины двойной природы сигматического аориста, мы на лекциях детской и подростковой физиологии и гигиены сочиняли стихи для факультетской стенгазеты или неспешно грызли гранит древних языков.

На зачёт я шла с абсолютно пустой головой, будучи самонадеянно уверенной, что как человек, пусть хоть издалека, но всё же чистосердечно и искренне любящий медицину, я сумею убедить экзаменатора в наличие в моём арсенале немалых знаний по сдаваемому околомедицинскому предмету. Мне попался совершенно невозможный вопрос: особенности кровообращения у детей и подростков.

Порывшись в залежах девичьей памяти, я чудом извлекла из них довольно-таки расплывчатые сведения о возможных скачках артериального давления в период пубертата. Но сию ценную информацию в соответствии с законами изящной словесности требовалось оформить надлежащим образом, и я разразилась выдающимся по своей смысловой наполненности вводным заявлением, решив начать как бы издалека, от истоков истины, от основы мирового знания.

— У детей и подростков имеется система кровообращения! – уверенно сообщила я экзаменаторше, интонационно выделив именно глагол, словно бы отрицая все возможные предположения различных лженаук о том, что система кровообращения образуется в человеческом организме лишь в зрелом возрасте…

На втором курсе пединститута мой вечный роман с медициной набирал обороты: мы, будущие учителя, получали квалификацию медсестёр запаса. Под такое государственно-важное мероприятие нам выделялся один раз в неделю полный учебный день и целый лекционный зал, оснащённый весьма пикантными муляжами и методическими пособиями. Особый экстаз у нас, утончённых филологических барышень, заметно краснеющих при пересказе эпизода античного эпоса про неестественную плотскую любовь критской царицы Пасифаи к обыкновенному быку, вызывала пара поролоновых полушарий-ягодиц, объединённых в некое подобие пятой точки.

Ярко-розовое великолепие, одновременно и пугающее своим правдоподобием, и вносящее нотку некого будоражащего эротизма в монотонные академические занятия, являлось своеобразным тренажёром для проведения внутримышечных инъекций. Которые были тут же переименованы нами в инъекции внутризадние – это же филфак, однако, а не факультет лечебного дела!

Экзамен на медсестру запаса я благополучно сдала только благодаря своей врождённой феноменальной памяти на числа. Тридцать два зуба, двадцать четыре ребра, шестнадцать сухожилий, одиннадцать миллионов пор на коже, две почки и одна слепая кишка – экзаменаторша ещё не знала, что видит перед собой не просто человека, тайно и навеки обручённого с медициной, но и будущего мастера финансово-счётного дела.

Материнство – вот та благодатная почва, в которую упало и дало знатные побеги бережно хранимое мною зёрнышко любви и почитания медицины. Каждый эпизод приобщения к сакральному таинству лечения ребёнка я нежно храню в закутах памяти, аккуратно переложив его с обеих сторон тончайшей папиросной бумагой.

*****

Наконец-то УЗИ сердца малолетней дочки продемонстрировало всем заинтересованным сторонам закрытие так называемого открытого овального окна межпредсердной перегородки. Зато в левом сердечном желудочке в качестве побочных продуктов заколосились две дополнительные хорды.

— Ничего страшного, — успокоил нас кардиолог.  – Если хотите, можете попить специальные капельки.

— Эти капельки для рассасывания лишних хорд в организме? – уточнил во мне поклонник медикаментозного лечения.

— Да нет, не для рассасывания, — растерялся молодой доктор. – Для уменьшения шума в сердце.

Вечером счастливая обладательница пары сверхкомплектных сердечных перепонок гордо рассказывала бабушке о своей уникальной анатомической особенности.

— Ты знаешь, у меня образовались новые наросты в сердце. Я думаю – это от семейного питания. Мама так вкусно готовит, а я очень хорошо кушаю. Вот органы и разрастаются.

*****

При оформлении санаторно-курортной карты принимающий нас доктор привычно задавал вопрос о перенесённых заболеваниях. Пока я открывала рот, чтобы перечислить стандартную скарлатину с ветрянкой, условно-тяжело-больной ребёнок с достоинством произнёс:

— У меня склероз!

Раскланявшись с выронившим авторучку врачом, я пыталась за дверью провести разъяснительно-воспитательную работу.

— Какой склероз, что ты выдумываешь? – сердито шептала я, изо всех сил тужась для зрителей сохранять на лице доброжелательно-заинтересованное выражение.

— Я не выдумываю! – обиделась дочь. – Мы же с тобой были у хирурга, и он сказал, что у меня левое плечо чуть выше правого и что это называется склероз.

— Сколиоз, а не склероз! Искривление позвоночника! Так бы и говорила, а то – склероз.

— Но я же хотела по-научному выразиться!

*****

Ну и пусть моя жизнь сложилась так, что мне не посчастливилось полюбить медицину в себе. Или хотя бы себя — в медицине. Зато ничто не мешает мне восхищаться собой рядышком с медициной, ежегодно отмечая светлый и чуточку грустный праздник, имеющий горьковатый привкус не до конца сбывшейся детской мечты, – День медицинского работника.

Эти статьи будут вам интересны :

Опубликовано 23 Июн 2012 в 12:53 пп. Рубрика: Мир вокруг меня.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Отзывов: 10 на «К Дню медицинского работника»

  1. Мария (учимся играя) пишет:

    Лена, улыбалась, читай :) Слава богу меня эта дисциплина миновала, очень далека она от меня и непонятна. Я всегда восхищалавь врачами, хорошими, настоящими и пусть таких будет больше!!!

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Маш, как же непонятна дисциплина? :) Мне кажется, что каждая мамочка — это настоящий медицинский работник! Я, к примеру, давно присвоила себе гордое звание «педиатр-надомник-любитель».

    [Ответить]

  2. Людмила пишет:

    К счастью, мне в жизни встретились очень хорошие хирурги (и я, и мой муж перенесли тяжелейшие операции), поэтому я, как бы ни ругали сейчас врачей и медицину, с уважением отношусь к людям в белых халатах. А недобросовестных хватает в любой сфере жизни.

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Людмила, конечно же, встретить отличного специалиста в жизни. когда речь идёт о своём здоровье и здоровье близких — это огромная удача. Пусть все врачи будут здоровы и счастливы — и тогда они все будут внимательны и к нам :)

    [Ответить]

  3. Ира Чирашня пишет:

    Лена, ну и рассказ! Вот это образование у нас было — сестры запаса, подумать только! Предполагалось, что на случай войны всех дернут на фронт? Ты молодец, такое пройти — супер! А уколы в пятую точку научилась делать на том самом поролоне ?
    Всегда преклонялась перед врачами по призванию, никогда не представляла себя даже сражающейся с маленькой ранкой у кого-то другого.
    Главное всем быть здоровыми, но если какой «склероз», чтобы нам попадались одаренные и талантливые врачи — врачи от бога! Ты классно написала.

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Образование, действительно, раньше было классное — учили всему по принципу «а вдруг что-то сгодится » :)
    Уколы лепить в поролоновую попу нам очень нравилось :)
    Я потом вспоминала свои скромные навыки, когда приходилось делать папе уколы. А вот собаке колоть не могла — боялась :)

    [Ответить]

    Ира Чирашня Reply:

    Вот и сгодилось! Мой брат, когда пришлось, научился как раз на своем коте, а потом всем друзьям если что — колол.

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Ой, Ир, кот у меня так похудел — мне кажется, там мышц уже не осталось, только шкурка да хребет. Сейчас лежит у меня на коленях — пушинка, а не котик. А Ваш кот, наверное, был послушным — не каждый даст на себе потренироваться. Даже если это важно для котовьего здоровья.

    [Ответить]

  4. Кристина пишет:

    Нам тоже на педагогическом пытались вдолбить азы педиатрии и других медицинских наук. Эти предметы мне давались сложнее всего. Спасал только «автомат» ))) Но медикам, конечно, надо отдать должное — ох и нелегкий же их труд, который такой нужный! Спасибо им за их труд!

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Кристина, да ты отличница! У нас автомат по военному делу был сенсацией, которая была под силу только самым одарённым и способным. Все сдавали экзамены, чего-то зубрили.
    А в самой профессии медика мне видится что-то от божьего промысла. Поддерживаю тебя: спасибо врачам!

    [Ответить]

 

Ваш отзыв

 

Start Up