Что за провинция!

Как часто понятие провинции сопряжено в людском сознании с неизбывной щемящей тоской, с ощущением тягучести и какой-то бессмысленности времени, тщетности надежды на перемены к лучшему. Яркие огни больших городов затмевают маленькие местечковые радости, манят иллюзорными обещаниями и перспективами. Но рассмотреть подлинное лицо настоящей России можно, лишь внимательно вглядевшись в черты провинции.

Я живу в Вологде – своём родном северном провинциальном городе. Хотя, может, не такая уж это и провинция – всё-таки областной центр, и не такое уж это и захолустье — всё-таки территория области вмещает в себя сколько-то там Бельгий и Франций, и не такая уж это и глухомань – всё-таки сам великий царь Иван Грозный хотел основать здесь столицу. И вологодское кружево, и вологодское масло, и даже вологодский конвой – всё это про нас, как ни крути.

У нас нет Домов моделей знаменитых кутюрье, и никто здесь не устраивает Дни высокой моды, зато зимой на улицах лежит настоящий снег, не изуродованный химикатами, от которых он корчится и умирает, а я до марта бегаю в национальной русской обуви – валенках, и мне тепло, удобно и весело.

У нас нет широких магистралей с шестиполосным движением и подземных дворцов с огромными автостоянками и торговыми центрами, зато таким добрым теплом светятся окна моих друзей! Я уверена, что здесь я не буду одинока, и в горе, и в радости встретив родные души, и незнакомая старушка, вдруг увидев слёзы на моём лице, не пройдёт равнодушно мимо, а обязательно сочувственно спросит:  ну, что ты, милая, плачешь? И молодой человек в автобусе непременно соскочит со своего места, уступая его, лишь увидев, как я захожу с маленькой дочкой в салон. И здесь я никогда не услышу надменного змеиного шёпотка в спину: ишь, понаехали тут!

А как поют в июне соловьи в старом парке на берегу обмелевшей речушки! Я сплю с открытым окном и просыпаюсь под утро не от лязга приехавшего мусоровоза и не от сработавшей сигнализации соседского джипа, а от волнующих птичьих трелей. А как остро и пряно пахнет крапива перед грозой!

В августе на огромных стеблях дикого топинамбура, захватившего пустырь за домом, распускаются диковинные ярко-жёлтые цветки, я срезаю эти стебли и ставлю в высокие напольные вазы, и комната становится похожей на заросшую, чуть запущенную клумбу и одновременно на декорацию к мексиканскому сериалу про любовь. Куда там привозным розам и герберам!

До сих пор сохранился и живёт своей особой жизнью и жизнью своих новых хозяев старый дом, который когда-то построил мой прадед для своей семьи. Когда я прохожу мимо него, мне хочется встать на цыпочки и протянуть к нему руку, чтобы поймать самую неуловимую и самую нематериальную сущность – время. То время, когда моя бабушка длинноногой смешливой девчонкой бегала во дворе этого дома, и ей было столько же лет, сколько сейчас моей дочке.

Хотя что значит время в русской провинции, в городе над рекой, где на высоком берегу белеет стена древнего Кремля, где на старой колокольне торжественно и важно звонят колокола, и этот парадный звон, растекаясь по округе, наполняет сердце трогательной и щемящей вечной тоской…

 

Эти статьи будут вам интересны :

Опубликовано 23 Июн 2011 в 8:44 дп. Рубрика: Мир вокруг меня.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Отзывов: 7 на «Что за провинция!»

  1. Olga 0207 пишет:

    Елена, думаю, Вам будет интересно принять участие в дискуссии о грамотности у меня в блоге.

    [Ответить]

  2. Светлана Бобровская пишет:

    Я живу в бывшей столице Союзной республике — Алматы. Пять лет своей молодой жизни провела в провинции, совсем маленьком городке с населением чуть больше 30 тысяч жителей. Это было чудесное время, когда жизнь ощущалась совсем в другом ритме, и можно было всё успевать не переутомляясь. Представляете, до дачи можно было пройти пешком, и это не намного дальше, чем сейчас до автобусной остановки. В выходные можно было выехать на пасеку в горы, поприсутствовать на качке меда и вернуться в город, чтобы вечером в ДК попасть на концерт. Люди там добрее и внимательнее друг к другу, чем в большом городе. Одна беда — сейчас там практически нет работы, поэтому люди разъехались, живут в основном пенсионеры, к которым на лето свозят детей.

    [Ответить]

  3. Елена Белова пишет:

    Конечно, возможностей в плане работы тем больше, чем крупнее город. Зато соблазн поприсутствовать на качке мёда — это что-то неземное! :)

    [Ответить]

  4. Маргарита пишет:

    Моя бабушка по папиной линии тоже родом с Вологды . Я помню , что она воротнички мне на школьную форму , платочки , салфеточки и многое другое плела кружевами . Я ещё тогда удивлялась , как она этими коклюшками быстро в руках перебирала .

    [Ответить]

  5. Елена Белова пишет:

    Моя бабушка всю жизнь плела кружево, и у меня остались на память её воротнички. И моя старшая сестра меня однажды очень удивила, записавшись (и главное — окончив!) курсы плетения кружева на коклюшках. А я так и не научилась :)

    [Ответить]

  6. Иван Евсеев пишет:

    В Вологде не был. Я тоже живу в своеобразной провинции — Оренбурге. Когда-то сюда ссылали каторжников, а сегодня это огромный город, но все-таки с провинциальным ритмом жизни

    [Ответить]

  7. Елена Белова пишет:

    Как раз особый ритм жизни — это главное, что отличает провинциальные города. А между Вологдой и Оренбургом есть и другой сходство: У нас — знаменитое кружево, у вас — пуховые платки! :)
    И место для ссылок — это, пожалуй, удел всех провинциальных городов.
    А ещё мне трудно воспринимать Питер как одну из столиц. По красоте — конечно, это столица. А по менталитету — это тоже провинция. Прекрасная северная провинция, где солнце ленивое, а люди открыты и неторопливы.

    [Ответить]

 

Ваш отзыв

 

Start Up