Читайте, завидуйте!

Federico AndreottiТема актуальности владения советским паспортом, а также проблема нетолерантного отношения творческой интеллигенции к всяческому бюрократизму и отсутствия почтения к любым мандатам весьма популярна в отечественной литературе.

Я тоже решила сделать незамысловатое дополнение к хрестоматийным строчкам о краснокожей паспортине в виде собственной прозаичной зарисовки. Возможно, мой опус будет замечен составителями школьных учебных программ. Или даже университетских программ по курсу юриспруденции.

Однако начну издалека.

Нынче я тружусь в адвокатской конторе. Пишу тексты на околоюридическую тематику: исковые заявления, апелляционные и кассационные жалобы, письма о возврате излишне удержанных денежных средств, договоры о купле-продаже земельных участков. Бегаю в городскую администрацию, дружу с судебными приставами, веду церемонные беседы с работниками экспедиции городского суда. Фактически исполняю обязанности помощника адвоката по гражданским делам.

Моё решение несколько изменить профиль своей основной деятельности не было спонтанным.

Мною двигали вполне объяснимые и закономерные причины.
Сладкая мечта о деньгах.
Непреодолимая тяга к творчеству.
Постоянное стремление к самосовершенствованию.
Бесхитростные фантазии о чужих профессиональных берегах, где трава априори сочнее и зеленее.
Благородное желание помочь верной подруге, отчаявшейся найти толкового помощника.

Наконец, моя извечная любовь к авантюрам. Я вообще всё и всегда стараюсь делать только по любви – таков мой нехитрый жизненный принцип.

Мне нравится моя очередная новая работа. Рождение шедевров на тему кадастрового или земельного права ничуть не сложнее написания нашпигованных ключевыми словами инструкций по технологии монтажа вентилируемых фасадов. Или кропания аналитических обзоров действующего налогового законодательства.

Да и общение с госслужащими инстанций различного уровня, от бухгалтерии МЧС до приёмной областного апелляционного арбитражного суда не кажется ничем экстраординарным или супернудным для меня как человека, имеющего пятнадцатилетний стаж практической работы главным бухгалтером и более чем пятилетний опыт сбора урожая на ниве финансовой журналистки.

Оказание платных юридических услуг населению, как и оказание ему же услуг бухгалтерских, сопряжено с некоторым проявлением бюрократии, а именно – необходимостью подтверждать документально не только право на представительство чужих финансовых или юридических интересов, но и собственную личность путём предъявления основного документа каждого российского гражданина – паспорта.

— Возьмёшь доверенность на моё имя, мой паспорт и пойдёшь в кадастровую палату подавать заявление на смену вида разрешённого использования земли для Булатникова, — озвучивает моё очередное рабочее поручение моя подруга и мой непосредственный руководитель.

Между мной и подругой напрочь отсутствует всяческое внешнее сходство. Если Наталья – улучшенная внешняя копия красотки Патрисии Каас, то лично я похожа на французскую певицу как Ленин на Крупскую.

Я представляю собой несколько другой тип девушки, чтобы не сказать – диаметрально противоположный. Трудно описывать себя, не видя со стороны и не сбиваясь на откровенное бесстыдное хвастовство типа «я – вылитая копия Деми Мур в молодости». Или — «я — практически двойник Ким Бейсингер в её лучшие годы».

Чтобы добиться точности описания, мне всё лучше прибегнуть к испытанному гоголевского способу.

Если к причёске Веры Брежневой прибавить глаза Жанны Аркадьевны из сериала «Моя прекрасная няня», нос Сары Джессики Паркер и ямочки Кэтрин, герцогини Кембриджской, то может получиться интересная картинка, отдалённо напоминающая портрет девушки, заявившейся в федеральную кадастровую палату с чужим паспортом и портфелем бумаг под мышкой.

Стоит ли уточнять, что той девушкой была я?

Отметившись в электронной очереди, я вытащила из портфеля нужные документы, разложила их стопочкой по степени возможной востребованности и нацепила на нос собственные очки с плюсовыми диоптриями. Обычно они очень помогают мне при чтении книг, увеличивая размеры шрифта. Но если в них попытаться взглянуть поверх книги, то возможность лицезреть что-либо дальше собственного сара-джессика-паркеровского носа пропадает бесследно, причём в самом что ни на есть прямом смысле.

Конечно же, я не разглядела номера окна по приёму документов и поэтому подошла не к тому инспектору, когда сгоряча ломанулась на объявленное по громкой связи приглашение владельца талона В085 подойти к окну номер 6.

Конечно же, я не разобрала букв в образце заявления, вывешенного на стенку для таких неопытных посетителей кадастровой палаты, как я.

Конечно же, я не смогла прочитать на бейджике чиновника его имя, чтобы поминутно произносить его, демонстрируя своё неподдельное восхищение процессом его работы.

Сдав бумаги и усевшись ожидать вызова от служащего за конторкой, пообещавшего пригласить меня подписать подготовленное им по моему поручению заявление, я сосредоточенно медитировала, забивая в подкорку головного мозга новое имя-отчество, на которое я должна была мгновенно отозваться.

— Я – Наталья Николаевна. Я – Наталья Николаевна, — мысленно внушала я себе. – Самая настоящая Наталья Николаевна, а никакая не Елена, скажем, Владимировна или даже Алексеевна – кто же на самом деле сможет разобрать, как меня зовут, это без паспорта-то!

Неясные очертания просторной федеральной приёмной то расплывались, то вновь возникали перед воспалёнными глазами мутными и размытыми пятнами. Но я держалась стойко, не снимая очков как основного маскирующего инструмента, визуально уменьшающего длину носа и нивелирующего рельефные особенности нашего фирменного с Сарой Джессикой профиля.

Заявление я подписала благополучно. Никто и не собирался замечать подлога.

— Ну, надо же! – то ли возмущаются, то ли удивляются, то ли завидуют коллеги, посвящённые в детали нашей кипучей и бьющей через край всех регламентов профессиональной деятельности. – Эдак кто угодно по твоему паспорту сможет проворачивать любые сделки с недвижимостью, а ты и знать ничего не будешь.

А что нам до мнения менее проворных конкурентов? Наш адвокатский кабинет благоухает и цветёт пышным цветом: вкалывая в четыре ловкие руки и в две сообразительные головы, даже по одному паспорту и по одной доверенности мы умудряемся обеспечивать качественными и своевременными юридическими услугами всех страждущих лиц.

— Завтра у тебя до обеда сверка с судебными приставами сразу по двум делам: Комаровой и Нефёдова, — составляет моё рабочее расписание Наталья, глава адвокатского кабинета. – А после обеда – получение разрешения в Департаменте имущественных отношений городской администрации. Возьми платёжки, заверенные банком, и копии судебных постановлений. И не забудь НАШ паспорт!

Эти статьи будут вам интересны :

Опубликовано 13 Окт 2015 в 5:30 пп. Рубрика: Фриланс по-женски.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Отзывов: 4 на «Читайте, завидуйте!»

  1. Мария Шкурина пишет:

    Лена, прочитав название я подумала, что ты нам расскажешь о своей новой книге, ну или что-то вроде ))) Спасибо за настроение! Получила удовольствие! Почаще радуй нас!

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Машенька, у меня очередной профессиональный крен, так фишка легла :) Причём не я выбираю свой путь, он сам меня выбирает. Но писать не бросаю, на днях отправила две работы на межрегиональный конкурс. Быть может, моя следующая книжка будет называться «записки адвокатессы — интеллектуалки». Наброски уже есть :) Спасибо, что нравятся мои истории:)

    [Ответить]

  2. Мария (учимся играя) пишет:

    Лена, я очень соскучилась по твоим зарисовкам. Спасибо за эти минуты с улыбкой на лице, которые я испытала, прочитав рассказ о твоей новой работе. Удивительная штука жизнь, читая тебя, кажется, что ты с любой задачей можешь справиться играючи.

    [Ответить]

    Елена Белова Reply:

    Маш, спасибо, что читаешь меня! Ты, наверное, одна из моих самых преданных читательниц :)

    Мне кажется, что многие из нас могут работать почти кем угодно, если захотят, и ещё я всегда считала, что всё это деление на физиков и лириков очень условно. Я до сих не могу окончательно определиться, кто я: математик или гуманитарий. С одинаковым удовольствием работаю с цифрами и таблицами и буквами и текстами.

    Что касается юриспруденции, то она меня весьма заметно разочаровала. Во-первых, каким-то снисходительно-превосходственным, даже брезгливым отношением судей ко всем без исключения участникам процесса. Порой с тобой разговаривают так, как с домашним любимцем, страдающим крайней формой кретинизма, но которого всё же стыдно при гостях не пустить за стол — а как же мода на гуманизм? Во-вторых, полной безграмотностью судейских. с цифрами не дружит никто, да что там не дружит — даже не пытается делать вид, что хочет дружить.
    А безграмотность судейских зашкаливает за все невозможные стандарты. На страницу судебного определения — вагон ошибок, включая орфографические, пунктуационные и стилистические. Иногда думаешь, а какие предметы всё же изучают студенты юрфака?

    Но с другой стороны, ни один мой самый блестящий рассказ или самый продающий текст никогда не будет стоить столько, сколько стоит моё самое обычное исковое заявление или кассационная жалоба. Так что пока я получаю массу самых разнообразных эмоций плюс неплохие гонорары. И ностальгирую по тем временам, когда возила тряпкой по белому плиточному полу моей родной аптеки :)

    [Ответить]

 

Ваш отзыв

 

Start Up